Сейчас читают
Александр Незнамов — такой же простой человек, как и все.
0

Александр Незнамов — такой же простой человек, как и все.

Когда болельщики ХК «Рубин» узнали, что «СП» готовит интервью с нападающим Александром Незнамовым, редакцию завалили вопросами. И хоть Александр, как он сам признается,  не очень любит говорить о себе, узнав, что вопросы будут именно от поклонников тюменского хоккея, с радостью согласился на встречу. 

Беседа с одним из лучших форвардов «Рубина» проходила спустя несколько дней после поражения тюменской команды в главном чемпионате Высшей хоккейной лиги — «Рубин» уступил Кубок Братины карагандинской команде в шестом матче финальной серии, поэтому неудивительно, что первый вопрос был именно о противостоянии с «Сарыаркой» из Казахстана.

— Александр, команда так упорно боролась в финале, чего же все-таки не хватило для победы?

— Удачи. В финальных играх нам катастрофически не везло. И реализация моментов подвела – создавали множество острых атак у ворот соперника, но реализовать их, увы, мы не смогли. Почему так случилось, честно, не знаю. Возможно, повлиял ряд негативных факторов, происходивших во время финала. Судьи допустили серьезную ошибку, я уверен, что это повлияло на ход серии. Но говорить об этом сейчас нет смысла. Какие бы санкции не применили к главному арбитру, результат игры останется прежним. 

— В финале была очень напряженная борьба и перед выездом в Караганду все понимали, что этот матч может стать решающим в битве за Братину. Что перед последней игрой было сложнее: настроится морально или подготовиться физически, ведь это уже была 6 встреча?

— Морально было сложнее. Встреча проходила после домашнего поражения, вследствие которого мы уступали в серии. И болельщики гнали вперед, не хотелось их подводить, да и себя расстраивать. А физически мы были готовы, думаю, по игре было видно, что об усталости никто даже не задумывался. 

— С финалом все относительно понятно, а как оцениваете сезон в целом?

— Неудовлетворительно. Как же еще? Мы не выполнили ни одну из поставленных задач: в регулярном чемпионате заняли лишь 3 место, проиграли Братину. Сезон был интересным и ярким, но своих целей мы не достигли.

— В продолжение разговора о прошедшем сезоне: самый запоминающийся и удивительный судья, которого вы встречали?

— Об этом человеке мы уже сегодня говорили. Господин Лаврентьев, не засчитавший шайбу в пятом матче, запомнится нам надолго. Вообще судейство в ВХЛ оставляет желать лучшего – много ошибок совершается. Но если в регулярном чемпионате на это можно закрыть глаза, то в плей-офф эти оплошности дорого стоят. За три года, что я провел в Тюмени, заметил один очень интересный факт – большинство спорных вопросов решаются почему-то не в пользу «Рубина». Не знаю, чем арбитрам Высшей хоккейной лиги не угодил тюменский клуб, но мы постоянно сталкиваемся с судейскими проблемами. 
 

— Что можете сказать о работе Мисхата Фахрутдинова, хорошие ли взаимоотношения между главным тренером и командой?

—  У нас хороший тренер, и он качественно выполняет свою работу. Перед каждой игрой, в зависимости от соперника, мы получаем разные установки, индивидуальные задания, смотрим видео, разбираем все детально. У меня претензий к тренерскому штабу нет, и никогда не было. И это не просто слова, все действительно именно так. Я считаю, что Мисхат Кашафутдинович справляется со своими обязанностями. Как-то слышал упреки в его адрес, что он, мол, он  мало общается с игроками, но это не так. Когда действительно нужны какие-то слова, наш тренер умело их подбирает и всегда попадает в точку. А так он все делает правильно: в перерывах нужно отдыхать, особенно мысленно, не надо, чтобы голову тебе чем-то забивали. 

— Многие игроки ставят перед собой конкретные цели на сезон: количество заброшенных шайб, набранных очков, коэффициент полезности. Есть ли у Вас такие цели, и каковы они на следующий сезон?

— Да, каждый хоккеист всегда ставит перед собой определенные задачи и внимательно следит за своей статистикой, уж поверьте. Даже, если он говорит, что это не так, скорее всего, он врет. Свои личные стремления оставлю при себе, скажу лишь одно – хочется в следующем сезоне набирать больше очков и приносить пользу своей команде. 

— Как вы пришли в хоккей: это был выбор родителей или собственная инициатива? Во сколько лет впервые встали на коньки?

— Тут все просто — у меня отец занимался хоккеем, не профессионально, правда, но очень любит этот вид спорта до сих пор. В самом раннем возрасте он поставил меня на коньки и научил кататься. Папа всегда очень внимательно относился к моим занятиям – следил за моими успехами и неудачами, поддерживал, и я ему благодарен за это. Каждый день мы ходили на каток, тренировались. Раньше для этого было больше возможностей – почти на каждом шагу были открытые площадки, которые зимой заливали, сейчас таких практически нет. С ребятами во дворе постоянно катались, шайбу бросали, разыгрывали комбинации. И было не важно, кто умеет играть, кто не умеет, всегда собирались большие компании, весело проводили время. А в 5 лет я уже пришел в школу СКА, где и научился играть по-настоящему. Не могу сказать, что сразу все получалось, но постепенно шаг за шагом тренировался и вот результат. 

— Кто и что вас вдохновляет – творчески, духовно, эмоционально?

— Моя семья. Родные и близкие люди меня вдохновляют всегда. И моя будущая семья, конечно. Все, что делаю в своей жизни: играю, работаю – это все для них.

— Появлялась когда-нибудь мысль бросить хоккей? Чем бы вы тогда занимались?

— Нет, такой мысли никогда не было. И я не знаю, где бы оказался, если не спорт. Наверно, из меня получился какой-нибудь крутой бизнесмен (смеется), но даже не представляю в какой сфере. Не задумывался об этом. Хотя после завершения карьеры, скорее всего, займусь чем-нибудь совершенно не связанным с хоккеем, но пока об этом рано размышлять.

—  Ваш игровой номер – 17. Он что-то символизирует?

— Вопреки всеобщему убеждению мой номер ничего не значит. Просто с детства так повелось, что я всегда играл именно под №17. Повзрослев, мне захотелось сохранить эту традицию. Когда я был помоложе это не всегда удавалось – старшие ребята по команде не отдавали его — все наверняка знают, что среди хоккеистов номер 17 пользуется популярностью. Но теперь в силу возраста этот номер остается за мной, и теперь уже я  никому его не отдаю. 

— Тогда может быть есть клюшка или шайба, которая вам особенно дорога?

— Такого тоже нет. Знаю, что  многие хоккеисты хранят подобные атрибуты, придают им большое значение, но эта история не про меня. Я к этому отношусь как-то философски, что ли, – все-таки это просто вещи.

— Но какая-нибудь примета, которую вы соблюдаете перед матчами, наверняка у вас есть?

— Примета есть, но я вам ее не скажу. На то она и личная – пусть останется при мне.

— Хорошо, тогда поговорим о технике, очень часто хоккеисты усиленно работают над броском, какому компоненту вы уделяете особое внимание на тренировках?

— Бросок, как раз, не самая сильная моя черта. В целом, я стараюсь уделять внимание всем компонентам, развиваться со всех сторон. Над броском, в том числе, усиленно работаю, может быть поздно уже, но я не сдаюсь.

— А самая радостная победа в этом году?

— Вот если бы Братину выиграли, тогда да. А так все шло ровно, постепенно. В принципе у нас всегда стоит цель выиграть, тем более «Рубин» сильная и опытная команда. Так что у нас победа воспринимается как нормальное явление, выиграли — так и должно быть. А вот проигрыш – это всегда очень печально, поражение никому не нравится, без расстройств не обходится.

— Как же справляться с настроем после поражений?

— Это приходит с годами, с профессиональным опытом. Раньше переживал после проигрышей, сейчас отношусь к этому намного спокойнее – игра прошла, стараешься голову отключить, отгоняешь негативные мысли. Чего толку расстраиваться? Все равно время вспять не повернешь, нужно делать выводы и идти дальше.

— Как относитесь к товарищам по команде?

— Ко всем ребятам очень хорошо отношусь, у нас прекрасные взаимоотношения в команде, хорошее общение. С этим проблем никогда не было. С профессиональной точки зрения, считаю, что в «Рубине» подобраны очень умелые игроки, у нас все четыре звена играют наравне. Любое сочетание в той или иной ситуации может решить судьбу матча, и это здорово. Ну а если переходить на личности, я могу выделить нашего капитана – Лев Трифанов настоящий профессионал своего дела. 

— Стремитесь ли вы в КХЛ или «Рубин» стал для вас уже как семья, все-таки ни один сезон провели за тюменский клуб?

— Кто же не стремится? С огромной радостью сыграл бы и за «Рубин» в КХЛ, но сейчас нет, ни стадиона, ни финансовой поддержки, поэтому говорить о вступлении тюменского клуба в другую лигу нет смысла. А в КХЛ играть, конечно, хочу. Но пока, как видите не получается, по разным причинам. 

— Болеете за кого-нибудь в КХЛ или НХЛ?

— Честно говоря, не слежу за другими лигами и не за кого не болею. В течение сезона я полностью сосредоточен на своих играх, соперниках, чемпионатах. Поэтому нет особого интереса наблюдать за другими.

— А как проводите свободное время, чем любите заниматься?

— Очень люблю рыбалку. Выбираться получается не так часто, как хотелось бы, но каждый раз, приезжая домой в Питер, обязательно выезжаю на природу. Тем более там Ладога рядом, по-моему, это самое лучшее место. Вот охоту не люблю — не могу убивать животных. Не понимаю, как можно смотреть в эти добрые глаза и тут же стрелять. 

— За время, проведенное в «Рубине» , вы стали любимчиком многих тюменцев, чувствуется, что многие на трибунах болеют именно за вас?

— Да, это очень приятно, на самом деле. Такие вещи невозможно не заметить. Если останусь в Тюмени, буду стараться и дальше играть для своих болельщиков. Хочу сказать всем огромное спасибо за поддержку на протяжении всего сезона. 

— Если говорить о болельщиках в целом, как относишься к тюменской публике, к тем людям, которые поддерживают команду на выездах?

— Замечательно отношусь, с большим уважением и благодарностью. Особенно, на играх в Караганде очень хорошая атмосфера была. Мы были очень рады видеть своих родных болельщиков, которые преодолели более 1000 километров на автобусе, чтобы присутствовать на матчах. Здорово, что ребята нашли время и силы поддержать свою команду, для нас это очень важно. И в аэропорту тюменцы устроили нам по-настоящему приятный сюрприз – мы не ожидали такой радужной встречи после поражения. Но, в общем, в Тюмени какая-то своя, особая,  манера болеть и поддерживать команду. Хочется больше положительных эмоций получать от болельщиков. Да, есть определенные люди, которые за тебя очень сильно переживают и в регулярном чемпионате не пропускают матчи, сопровождают на выездах. И этим людям мы очень благодарны, мы все это видим, чувствуем и в сложные моменты это помогает. Но мне кажется, нашему клубу не хватает контакта с трибунами: нужно привлекать публику, общаться с болельщиками. Нам действительно это необходимо, потому что даже среди людей, которые ходят на матчи многие еще не полюбили «Рубин», так, как надо. Нужно поддерживать свою команду всегда, радоваться победам и не отворачиваться при неудачах. 

— Часто подходят люди на улице, узнают за пределами ледового дворца?

— Не часто, но случается. Узнают, иногда просят сфотографироваться, я никогда не отказываюсь, ведь я такой же простой человек, как и все.

— И в завершении, поделитесь своей главной мечтой, наверняка же о чём-то мечтаете.

— Счастье и здоровье моей семьи – это самое главное. Мечтаю, чтобы все у них было хорошо. Я уже говорил, и не устану повторять, семья – это самое важное в жизни. А остальное не имеет значения. Поэтому я делаю, и буду продолжать делать все возможное для их благополучия.

Фото

Ваша реакция?
Счастлив(a)
0%
Подмигнуть
0%
Круто
0%
Ура
0%
Удивлен(а)
0%
Грустно
0%
Сердит(а)
0%